Левада-Центр

Левада-Центр pos gosuslugi
  • Протестные настроения: март 2023 года

    11.04.2023

    В марте протестный потенциал практически не изменился по сравнению с осенью прошлого года и остается на низком уровне. Наибольшую готовность участвовать в протестах с экономическими и политическими требованиями высказывают малообеспеченные граждане и те, кто не одобряет деятельность президента или считает, что страна движется по неверному пути.

  • Общественное восприятие санкций Запада: март 2023 года

    06.04.2023

    Обеспокоенность западными санкциями продолжает снижаться. Как и прежде, санкции больше беспокоят людей невысокого достатка и старших возрастов, которые чувствуют уязвимость своего экономического положения. Возросла доля опрошенных, полагающих, что санкции затрагивают только тех, кто непосредственно ответственен за политику РФ в отношении Украины. Большинство опрошенных отмечают, что санкции не создали проблем для них и их семей, а также полагают, что эти санкции являются стимулом для развития страны.

  • Отношение к ордеру МУС на арест Владимира Путина

    04.04.2023

    Больше половины россиян слышало о том, что Международный уголовный суд выдал ордер на арест В. Путина. Наибольшую осведомленность демонстрируют москвичи, пользователи Telegram-каналов, а также более возрастные респонденты. Преобладающими реакциями на эту новость являются недоумение и отсутствие интереса.

  • Разговоры со знакомыми и обсуждение украинских событий

    31.03.2023

    Чаще всего респонденты говорят с друзьями о рутинных делах: детях, работе и домашнем хозяйстве. Каждый пятых любит поговорить о политике. При этом около половины опрошенных обсуждают с домашними и знакомыми тему “спецоперации”. Однако большинство не готово включаться в разговоры об этом с незнакомыми людьми. Это напоминает то, как респонденты обсуждают другие общественно-политические темы.

  • Конфликт с Украиной: оценки марта 2023 года

    30.03.2023

    В марте наблюдается незначительное снижение внимания к событиям в Украине и поддержки действий ВС РФ, при этом поддержка остается высокой. Кроме того, по сравнению с осенью прошлого года отмечается уменьшение доли тех, кто опасается объявления всеобщей мобилизации. За переход к мирным переговорам по-прежнему высказываются около половины респондентов, за продолжение военных действий – почти столько же.

  • Одобрение институтов, рейтинги партий и политиков: март 2023 года

    29.03.2023

    В марте оценки одобрения основных органов государственной власти существенно не изменились и остаются высокими. Незначительно укрепились рейтинги “Единой России” и КПРФ. Рейтинги политиков за месяц практически не изменились.

  • По сравнению с 2020 годом, готовность участвовать в опросах в настоящий момент не изменилась. Респонденты все так же скорее готовы принимать участие в формате личного интервью (чем по телефону). Уровень доверия результатам опросов остался на прежнем уровне: данным доверяют около половины опрошенных (54%).

    В последнее время (с момента начала «специальной военной операции») тема готовности населения участвовать в социологических опросах активно обсуждается в профессиональном социологическом сообществе. В частности, выдвигаются гипотезы, что доля отказов от участия существенно выросла, потенциальные респонденты боятся принимать участие и т.д.

    В сентябре 2020 года в рамках ежемесячного исследования, которое проходило по методологии поквартирного опроса (в формате личного интервью) по всероссийской репрезентативной выборке 1605 человек в возрасте 18+ (подробнее о методологии можно почитать на странице сайта), респондентам задавались вопросы об их готовности участвовать в опросах общественного мнения. В апреле 2022 года (в исследовании по такой же методологии) были заданы аналогичные вопросы, чтобы проверить гипотезу – действительно ли участниками опросов в настоящий момент становятся более «лояльные» к участию в опросах респонденты.

    Результаты показывают: готовность участвовать в опросах в настоящий момент не изменилась. Как и в 2020 году, большинство респондентов довольно скептически относятся к участию в опросах: 58% участников исследования указали на то, что не участвуют в каких-либо опросах, а их участие в проведенном исследовании – скорее исключение («нелояльные респонденты»), доля более «лояльных респондентов» не изменилась (39%). Как и в предыдущем замере, можно зафиксировать связь «лояльности» с возрастом респондентов, с увеличением возраста растет доля «нелояльных» к опросам (если в возрастной группе 18-24 их 51%, то в 55 и старше – 65%). При этом «лояльность» к участию в опросах не связана с полом, образованием, политическими взглядами респондентов и с поддержкой действий российских вооруженных сил на Украине.

    Левада-Центр

    По сравнению с 2020 годом, готовность участвовать в зависимости от метода опроса также практически не изменилась. Респонденты скорее готовы принимать участие в формате личного интервью (44% поквартирный / уличный опрос), чем по телефону (20%).

    Левада-Центр

    Уровень доверия результатам опросов (по политическим темам) остался на том же уровне: данным доверяют около половины опрошенных (54%), как это было и в 2020 году (50%). С недоверием относятся к результатам таких опросов 34% (41% в 2020 году).

    Этот показатель связан с одобрением деятельности президента и с поддержкой действий российских вооруженных сил на Украине. Среди тех, кто одобряет деятельность президента, 60% доверяют данным опросов по политическим темам, среди не одобряющих деятельность доверяют только 30%. Среди тех, кто поддерживает действия российских вооруженных сил на Украине, 60% доверяют данным опросов по политическим темам, среди тех, кто не поддерживает, – 42%.

    Читайте также:  Максимизируйте налоговые льготы для детей в России: ваше руководство
    Левада-Центр

    Кроме того, респондентам задавались вопросы из исследования 2012 года, чтобы проследить, изменились ли представления россиян об опросах за последние 10 лет. Так, например, большинство респондентов, принявших участие в исследовании (77%), согласны с тем, что опросы дают возможность обычным людям высказать свое мнение по различным темам, и эта доля практически не изменилась, по сравнению с прошлыми данными (в 2012 году — 81%).

    Все так же довольно высока доля согласных с тем, что большинство россиян не понимают, с какой целью проводятся опросы общественного мнения (70%, в 2012 году — 63%).

    Левада-Центр
    Левада-Центр

    За 10 лет значимо выросла доля считающих, что результатам опросов не стоит доверять, так как они проводятся в интересах тех, кто их финансирует (с 31% до 42%). Такой скептическое отношение к данным стало заметно больше распространено среди представителей старших групп населения (47%), по сравнению с молодежью (27%).

    Как и доверие данным опросов по политическим темам, согласие с такой позицией  связано с политическими взглядами респондентов. Доля согласных с ней выше среди тех, кто не одобряет деятельность президента (54%), считает что страна движется по неверному пути (50%).

    Левада-Центр

    Еще заметнее различие между респондентами с разными политическими взглядами по вопросу о страхе высказывать свое мнение. Если в целом 56% опрошенных считают, что большинство россиян сейчас опасаются выражать свою позицию в опросах, то среди тех, кто не одобряет деятельность руководства страны, эта доля достигает 75%,  среди тех, кто считает, что страна движется по неверному пути – 71%, а среди тех, кто не поддерживает действия российских ВС на Украине – 67%. Таким образом, подавляющее большинство  респондентов, критикующих проводимую политику, с недоверием относятся к публикуемым данным и склонны объяснять результаты опросов тем, что большинство россиян сейчас боятся высказывать свое мнение.

    Левада-Центр

    Опрос Левада-центра проведен 21 — 27 апреля 2022 года по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения объемом 1616 человек в возрасте от 18 лет и старше в 137 населенных пунктах, 50 субъектах РФ. Исследование проводится на дому у респондента методом личного интервью. Распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных вместе с данными предыдущих опросов.

    Статистическая погрешность при выборке 1600 человек (с вероятностью 0,95) не превышает:

    3,4% для показателей, близких к 50%

    2,9% для показателей, близких к 25% / 75%

    2,0% для показателей, близких к 10% / 90%

    1,5% для показателей, близких к 5% / 95%

    АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.



    Левада-Центр продолжает публикацию данных исследований, посвященных анализу готовности принимать участие в опросах. Результаты эксперимента показали, что характеристики участников опроса и “отказников” отличаются незначительно.

    В апреле Левада-Центр провел методический эксперимент, целью которого было получить представление о том, какие группы населения в настоящий момент чаще соглашаются принять участие в телефонных опросах: есть ли разница в достижимости потенциальных респондентов в зависимости от их пола, возраста, образования, размера населенного пункта, в котором они проживают. Кроме того, стояла задача проверить следующие гипотезы: что респонденты, которые не поддерживали руководство страны, в текущих условиях чаще отказываются от участия в опросах, что согласившиеся повторно принять участие дают более позитивные оценки происходящих событий, чем участники ежемесячных опросов.

    Основные результаты эксперимента:

    • Самый высокий уровень отказов — среди молодежи 18-24 лет; наиболее охотно принимают участие в опросах респонденты в возрасте 40-54 лет. Доля отказов среди респондентов с разным уровнем образования одинакова, но респонденты с высшим образованием чаще берут трубку. 
    • Респонденты соглашаются на повторное участие в опросе вне зависимости от того, как они ранее отвечали на вопрос о поддержке власти. Таким образом, не подтвердилось предположение о том, что респонденты, которые были оппозиционно настроены ранее, сегодня чаще отказываются от участия в опросах. 
    • Распределения ответов респондентов телефонного опроса в целом совпадают с данным поквартирных опросов весны 2022 года. Таким образом, не подтвердилось предположение, что люди, повторно участвующие в телефонных опросах, более позитивно оценивают происходящие события.
    • Эксперимент не подтвердил предположение, что респонденты, которые не одобряют деятельность руководства страны, чаще отказываются от участия в опроса, и что данные опросов общественного мнения характеризуют только тех, кто готов идти на контакт и отвечать на вопросы анкеты.  

    На начальном этапе эксперимента была сформирована выборка исследования (N=6995) на основе массивов телефонных опросов, проведенных центром в 2021 году. Контролировались следующие социально-демографические характеристики: пол, возраст, образование, тип населенного пункта, образование, федеральный округ. Параметры выборки были максимально приближены к параметрам генеральной совокупности, то есть, взрослого населения России.

    В течение двух дней производились попытки связаться с отобранными респондентами. По каждому номеру было сделано не менее четырех попыток дозвониться, по возможности, в разное время дня. Тем, кто согласился принять участие в опросе, было задано несколько вопросов о текущих событиях. 

    Для анализа недостижимости (тех случаев, когда не удалось дозвониться до абонента или был получен отказ) была использована информация о социально-демографических характеристиках респондентов на основании данных предыдущих опросов.

    Читайте также:  Изучаем варианты работы для одиноких матерей: можно ли не работать?

    Для анализа уровня достижимости среди разных групп респондентов использовались следующие коэффициенты достижимости, рассчитанные по методике AAPOR:

    1. Уровень достижимости (RR1) –  доля успешных интервью.
    2. Коэффициент отказов (REF1) –  доля отказов.
    3. Коэффициент контактов (CON1) –  доля номеров, с которыми удалось установить контакт.

    Общий уровень отказов в данном экспериментальном опросе в целом оказался ниже, чем в опросах со случайной генерацией номеров (RDD). Так произошло потому, что в выборку экспериментального опроса были включены номера тех абонентов, которые участвовали в исследованиях общественного мнения ранее, т.е. более «лояльны» к участию в опросах. Повторный опрос респондентов дает возможность восстановить социально-демографические характеристики абонентов, которые при повторном опросе не взяли трубку или отказались от участия, то есть составить социально-демографический портрет «неответивших». В ходе эксперимента удалось дозвониться до 74% абонентов, попавших в выборку исследования.  Из них: 30% согласились ответить на вопросы анкеты, 44% отказались (включая тех, кто сразу бросил трубку или прервал интервью).

    C:\Users\aksenia.LEVADA\Downloads\PjxoF--span-style-font-size-11-0pt-line-height-107-font-family-quot-times-new-roman-quot-serif-mso-fareast-font-family-quot-times-new-roman-quot-color-black-mso-ansi-language-ru-mso-fareast-language-ru-mso-bidi-l-3.png

    Социально-демографические характеристики опрошенных и отказавшихся от участия

    Результаты эксперимента показали, что доля успешных интервью (уровень достижимости) среди мужчин и женщин примерно одинакова (около 30%). Но женщины отвечали на звонок чаще мужчин, при этом женщины реже давали согласие на участие в опросе. 

    Более заметна разница в доле успешных интервью среди мужчин и женщин разного возраста. Как и в телефонных опросах по случайно сгенерированным номерам, наименее доступной для опроса оказалась молодежь 18-24 лет (как юноши, так и девушки) –  этот результат обусловлен повышенным уровнем отказов (среди девушек он выше, чем среди юношей). Женщины 25-39 лет отказывались принять участие так же часто, как девушки в возрасте 18-24 года,  но в этой группе оказалась самая высокая доля ответивших на звонок, в итоге общий уровень достижимости не отличается от среднего. Самый низкий уровень отказов зафиксирован среди абонентов 40-54 лет. При этом женщины из этой возрастной группы реже берут трубку. Самая высокая доля успешных интервью – среди мужчин этой возрастной группы.Также наблюдаются различия в достижимости респондентов с разным уровнем образования и проживающих в населенных пунктах разного типа. Как правило, в телефонных опросах значительно чаще принимают участие люди с высшим образованием (если этот признак не контролируется специальным образов с помощью квот). В экспериментальном опросе доля успешных интервью среди участников с высшим образованием также оказалась выше, чем среди участников без высшего образования. Так произошло потому, что респонденты без высшего образования значительно реже брали трубку. При этом уровень отказов среди респондентов с разным уровнем образования оказался примерно одинаков (исключением стала только Москва: москвичи с высшим образованием чаще соглашались принять участие в опросе). В результате, наибольшая доля успешных интервью оказалась среди москвичей с высшим образованием, а наименьшая – среди жителей сел, без высшего образования.

    Левада-Центр

    I:\Ситуационный анализ\22-tel-08 (Проект Неответы)\для пресс-выпуска\график 5-.png

    Сравнение социально-демографических характеристик отказавшихся от участия в опросе с первоначальной выборкой показывает, что среди отказавшихся несколько больше молодежи в возрасте 18-24 лет и женщин в возрасте 25-39 лет, меньше – респондентов среднего возраста (40-54 лет). По остальным группам значительных отличий не выявлено. Среди принявших участие в опросе, по сравнению с выборкой, больше респондентов с высшим образованием (как было отмечено ранее, они чаще отвечали на звонок), и больше москвичей –  за счет того, что москвичи с высшим образованием и трубку брали чаще остальных, и отказывались реже.

    Левада-Центр

    Проведенный эксперимент позволил оценить, как политические предпочтения респондентов, зафиксированные в предыдущих опросах, влияют на согласие принять участие в повторном опросе в апреле 2022 года. Для этого использовались вопросы предыдущих замеров об отношении к пребыванию Владимира Путина на президентском посту после 2024 года и о доверии президенту. Предполагалось, что респонденты, которые ранее не поддерживали президента, сегодня могут чаще отказываться от участия в опросе. Методический эксперимент не подтвердил эту гипотезу. Уровень отказов в обеих группах (кто поддерживал и кто не поддерживал президента в 2021 году) находится примерно на одном уровне. Кроме того, согласившиеся принять участие в повторном исследовании и отказавшиеся от этого практически не отличались друг от друга по показателям поддержки президента, зафиксированным в предыдущих опросах.

    Левада-Центр

    Левада-Центр
    Левада-Центр
    Левада-Центр

    Сравнение с данными общероссийских опросов

    Распределение ответов на другие вопросы анкеты показывают, что оценки респондентов телефонного опроса в целом сходны с ответами участников репрезентативных общероссийских поквартирных опросов за март и апрель 2022 года. Таким образом, в ходе эксперимента не подтвердилось предположение, что люди, готовые повторно участвовать в телефонных опросах, в целом дают более позитивные оценки происходящих событий, свободнее говорят о своем отношении к политике.

    C:\Users\aksenia.LEVADA\Downloads\gedJU--span-style-font-size-18-0pt-line-height-107-font-family-quot-times-new-roman-quot-serif-mso-fareast-font-family-quot-times-new-roman-quot-color-black-mso-ansi-language-ru-mso-fareast-language-ru-mso-bidi-l-2.png
    C:\Users\aksenia.LEVADA\Downloads\rMDvw--span-style-font-size-11-0pt-line-height-107-font-family-quot-times-new-roman-quot-serif-mso-fareast-font-family-quot-times-new-roman-quot-color-black-mso-ansi-language-ru-mso-fareast-language-ru-mso-bidi-l-1.png
    C:\Users\aksenia.LEVADA\Downloads\96dMk--span-style-font-size-11-0pt-line-height-107-font-family-quot-times-new-roman-quot-serif-mso-fareast-font-family-quot-times-new-roman-quot-color-black-mso-ansi-language-ru-mso-fareast-language-ru-mso-bidi-l-1.png
    C:\Users\aksenia.LEVADA\Downloads\wywx9--span-style-font-size-11-0pt-line-height-107-font-family-quot-times-new-roman-quot-serif-mso-fareast-font-family-quot-times-new-roman-quot-color-black-mso-ansi-language-ru-mso-fareast-language-ru-mso-bidi-l-1.png

    Значительные отличия между участниками повторного опроса и общероссийской выборкой наблюдаются только по показателю доверия опросам общественного мнения. Это можно объяснить тем, что респондентами экспериментального телефонного опроса стали люди, уже принимавшие ранее участие в исследованиях, и согласившиеся ответить еще раз – то есть более лояльные и заинтересованные в опросах.

    C:\Users\aksenia.LEVADA\Downloads\KMGFv--span-style-font-size-11-0pt-line-height-107-font-family-quot-times-new-roman-quot-serif-mso-fareast-font-family-quot-times-new-roman-quot-color-black-mso-ansi-language-ru-mso-fareast-language-ru-mso-bidi-l-3.png

    Также см. Участие в опросах и доверие данным.

    Ксения Агапеева, Владимир Шуклин, Денис Волков


    Алексей Дуленков несколько раз в году работает на соцопросах. Он депутат Совета депутатов Наро-Фоминского городского округа Московской области, но 90% депутатской работы не оплачивается, и многодетному отцу приходится подрабатывать. Работа интервьюера предоставляет такую возможность.

    Читайте также:  Пособия по новому в беларуси

    «Обычное задание — опрос 20–50 человек, постоянно прописанных в каком-то районе или избирательном округе, — рассказал «МК» Алексей. — Есть ограничения по полу и возрасту. Например, 8 женщин от 60 до 90 лет, 5 женщин от 45 до 59 лет, 4 мужчины от 25 до 44 лет.

    Мне выдают планшет, в него введен бланк анкеты. С этим планшетом я отправляюсь в заданный район.

    В выборе конкретного места опроса интервьюер не ограничен. Самое лучшее место — районный супермаркет. Утром неплохо отвечают во дворах пенсионеры и мамочки с детьми».

    Слова, с которыми интервьюер обращается к потенциальным респондентам, прописаны в задании. Алексей обычно обращается так: «Здравствуйте, проводим соцопрос. Можно вам задать несколько вопросов?»

    Отказываются отвечать очень многие — это признают все интервьюеры. Особенно сложно приходится тем из них, кто опрашивает по телефону.

    «Меня посылали открытым текстом, либо завуалированно. Либо на середине опроса бросали трубку, — рассказала «МК» Юлия Захарова, безуспешно пробовавшая себя в качестве интервьюера. — Устроиться довольно просто, от таких контор постоянно есть объявления на сайтах работы. Там текучка жуткая. Мало кто готов быть посланным пятьдесят раз за день».

    Юлия участвовала в опросах, которые заказывали коммерческие фирмы, торгующие лекарствами, продуктами, электрооборудованием.

    При опросах, касающихся политики, идеологии, люди ведут себя более сдержанно.

    Алексей Дуленков работает именно на таких проектах. Выясняет отношение людей к представителям власти и к политике. По его мнению, процент отказов зависит от удаленности от Садового кольца. «В дальнем Подмосковье (Коломна, Наро-Фоминск, Лотошино) процентов отказов около 30–50%. В спальных районах Москвы отказывают чаще — от 60 до 90%. Отказы в грубой форме бывают, но довольно редко. Обычно когда люди торопятся, особенно в Москве».

    Если человек соглашается отвечать, интервьюер его сразу спрашивает о месте проживания, возрасте и поле. Если эти характеристики удовлетворяют заданию, дальше следует вопросы анкеты: закрытые (выбор из предлагаемых вариантов) и открытые (отвечающий может назвать свой ответ).

    Интервьюер вносит ответы в бланк анкеты на планшете. Одновременно интервью записывается на диктофон. В конце дня аудиозаписи передаются вместе с результатами опроса заказчику. Интервьюер сразу предупреждает отвечающего, что интервью будет записано на диктофон.

    На планшете, который выдали интервьюеру, включена функция геопозиции. Работодатель благодаря этому знает маршрут интервьюера и координаты на местности каждого интервью, которое он брал.

    «Фамилия респондента никогда не спрашивается, опрос анонимный. Иногда нужно просить номер телефона респондента, но респондент может отказаться, что тоже допускается, — рассказал Алексей. — Видимо, координаты GPS, диктофонная запись, время работы и репутация интервьюера дают возможность проконтролировать работу».

    Подделанные анкеты у социологов называются «рисованными». Сам факт того, что в профессиональной среде для них родился специальный термин, говорит о том, что это не редкое явление.

    Алексей с ним однако напрямую не сталкивался: «Я слышал, что кто-то пытался обманывать, но это быстро вычислялось контролем социологических служб».

    Сколько может заработать интервьюер на опросах за один день?  

    Оплата сдельная на 100%. Обычно платят 200 руб. за одну анкету из 30 вопросов, это нормальная цена. Сколько принесешь заполненных анкет — столько и заработаешь. «Все зависит от опыта, коммуникабельности и активности интервьюера. Средний результат — 3–4 тысячи рублей в день. Есть уникальные специалисты, которые зарабатывают 8–10 тысяч. Но в то же время есть и те, у кого потолок 1–2 тыс. в день, выше они не поднимаются».

    «Это работа не для всех. Скромных застенчивых интервьюеров не бывает. Надо уметь много общаться, быстро понравиться незнакомому человеку, грамотно и быстро говорить. Что-то среднее между менеджером по продажам и школьным учителем (кстати, провинциальные учителя на соцопросах тоже работают). Обычно половина интервьюеров-новичков на второй опрос уже не выходят. Работа на любителя».

    Центры исследования общественного мнения федерального масштаба — такие, как ВЦИОМ и ФОМ (фонд «Общественное мнение»), — сами напрямую не набирают интервьюеров. Они работают с подрядчиками, компаниями-партнерами. Интервьюеров нанимают именно эти партнеры: дают объявления на сайтах. Предпочтение отдается опытным интервьюерам и тем, кто приходит по их рекомендации.

    Интервьюеры должны быть при опросе бесстрастными. Не показывать респондентам ни своего одобрения, ни осуждения. Человеку, который сам погружен в политику, это может быть нелегко. Но Алексей Дуленков утверждает, что это не составляет труда. «Вопросы носят нейтральный характер, даже когда являются предвыборными. Алгоритм опроса не позволяет проявлять свое мнение».

    Всегда ли люди отвечают правдиво? Бывает ли интервьюеру заметно, что они боятся высказываться искренне по острым вопросам, опасаясь, что их вычислят и накажут?

    «Есть высокий процент граждан, которые вообще отказываются отвечать на вопросы. В том числе из боязни каких-то последствий. Но если человек решился ответить, то мне кажется, что ответы вполне искренние. Даже если противоречивы и парадоксальны, — такое мнение высказал «МК» Алексей Дуленков. — Другое дело, что оппозиционно настроенные граждане реже отвечают на вопросы интервьюеров, чем сторонники действующей власти. Поэтому на выборах оппозиция зачастую получает более высокий процент голосов, чем дают предварительные соцопросы».

    Левада-Центр



    «МК», в свою очередь, тоже решил провести опрос, но не самого населения, а тех организаций, которые опрашивают население.

    Мы составили анкету и попросили ответить на нее трех «китов» — Росстат, ВЦИОМ и «Левада-центр».

    Росстат — это Федеральная служба государственной статистики, орган исполнительной власти, она собирает исключительно фактические данные о «материальной» жизни страны. У кого какие доходы, расходы, сколько коров, сколько долгов, какие болезни и т.д.

    ВЦИОМ и «Левада-центр» интересует не только материальная, но и духовная жизнь — настроения и мнения.

    ВЦИОМ на 100% государственная компания, а «Левада-центр» — наоборот, на 100% независимая исследовательская организация, которой пару лет назад даже был присвоен статус «иностранного агента» из-за зарубежных грантов.

    Несмотря на различную форму собственности и организационную структуру, Росстат, ВЦИОМ, «Левада-центр» и другие компании используют одинаковые инструменты для сбора данных.

    Их инструменты — это интервьюеры, которые опрашивают людей по телефону или очно. Вопросы нашей анкеты касались того, как их нанимают, как проверяют и сколько им платят. Ведь именно от этого зависит достоверность соцопросов: истинные в них цифры или придуманные?

    В «Левада-центре» с рисованными анкетами борются по двум направлениям. Руководитель отдела организации опросов Вероника Бизюкова рассказала «МК», как это происходит.

    «Первое направление — исследование маршрутов интервьюера, когда он имеет точку старта или опросный участок. Важно соблюдение всех нюансов случайности отбора респондента. Отследить это нам помогает геолокация планшета, в которую сейчас загружают анкету для опроса. Второе — прослушивание (контроль) интервью на предмет соответствия методике проведения опроса и достоверности самого интервью.

    Помимо этого проводится проверка с помощью специальных программ. Рисованные анкеты имеют два проявления: либо фантазия интервьюера заканчивается на каком-то из вымышленных персонажей, и тогда можно отловить «похожие» анкеты. Либо второй вариант — когда интервьюер бездумно заполняет анкету, не вчитываясь в сами вопросы. Тогда программы проверки улавливают несогласованность данных: в одном месте анкеты респондент отмечает, что он женского пола и, скажем, молодого возраста, а в конце анкеты пишет, что служил в Советской армии».

    У ВЦИОМ схожие подходы к выявлению халтурщиков.

    При проверке уличных и квартирных интервью учитывается, во-первых, фактор времени. Интервью должны проводиться с 8 утра до 23 вечера. Заполненные в неурочное время анкеты отбраковываются.

    Если респондент в последние 3 месяца уже участвовал в опросах ВЦИОМ, его анкета изымается, потому что, скорее всего, это какой-то знакомый интервьюера. Маловероятно, чтобы один и тот же человек так часто оказывался «случайным прохожим».

    Для планшетных опросов подсчитывается количество присланных аудиозаписей. Если на анкету нет аудио, она исключается из массива.

    Проверяется маршрут опроса.

    Прослушивается 20% случайно выбранных аудиозаписей анкет. Если в какой-то записи звучат логические неувязки или есть отступления от методики опроса, из массива выбираются все анкеты данного интервьюера и внимательно проверяются.

    Если анкета заполняется на бумаге и респонденты оставляют свои номера телефонов, 20% этих номеров прозванивается, чтоб проверить факт — да, интервью проводилось.

    Поскольку опросы проводятся в основном анонимно, практически все способы проверки анкет — косвенные. Но, как уверяют исследователи, они работают.

    Ни ВЦИОМ, ни «Левада-центр» не стали называть нам свои расценки. В «Левада-центре» лишь сказали, что сейчас нет анкет дешевле 100 руб., а ВЦИОМ объяснил, что оплата зависит от проекта, в целом она варьируется от 15 до 40 тыс. руб., но сколько и каких анкет надо при этом заполнить — не пояснили.

    Могут ли подрабатывать интервьюерами все, кто захочет? Теоретически да. Но на практике так не получается.

    «Подработка в качестве интервьюера — очень тяжелый вариант, — считает Вероника Бизюкова, представляющая «Левада-центр». — Совмещать с работой интервьюера еще другую работу сложно. Мы долгое время не сотрудничали со студентами, их социальная ответственность и этика не соответствовала нашим требованиям. Сейчас иногда приглашаем работать студентов, которые проходят у нас практику или стажировку, но часто их работа ограничивается только уличными опросами или опросами молодежи, где контакт проще установить именно этой возрастной группе. Пенсионеры работают интервьюерами, но с каждым годом их становится все меньше, так как уровень требований к качеству и компьютерной грамотности растет».

    Пресс-служба ВЦИОМ, правда, высказала противоположное мнение:

    — Работа интервьюером в области количественных исследований идеально подходит для студентов. Люди пенсионного возраста особенно востребованы в качестве интервьюеров при проведении поквартирных опросов. Они вызывают у респондентов доверие, хорошо умеют выстраивать личные коммуникации, а также обладают большим жизненным опытом в личном общении.

    Молодежь и люди среднего возраста, например, лучше проявляют себя в телефонных опросах, где важны скорость речи, экспрессия и дикция.

    У Росстата немного иные подходы, поскольку это полностью бюджетная структура. Кроме того, в отличие от социологов, Росстат, как правило, проводит не анонимные обследования.

    Сразу надо сказать, что помимо интервьюеров у Росстата есть еще переписчики — граждане, участвующие в переписи населения. Интервьюеры, наоборот, участвуют во всех обследованиях, кроме переписи. Это может быть выборное обследование рабочей силы, обследование домохозяйств по определению уровня жизни населения, регулярное обследованиях сферы торговли и услуг для формирования индекса цен.

    «Типичные интервьюеры — это женщины, которые имеют опыт участия в проектах Росстата, — рассказала «МК» Людмила Хорева, ВРИО начальника Управления сводных статистических работ и общественных связей. — В сельских населенных пунктах, как правило, интеллигенция: библиотекарь, учителя, воспитатели. Бывают интервьюерами и мужчинами. Для кавказских республик важно, чтоб интервьюер был из числа уважаемых людей».

    С кандидатами проводится собеседование. Если они подходят, с ними проводят практические занятия по интервьюированию, дают домашние задания, рассматривают возможные конфликтные ситуации, которые могут возникнуть. В первые полевые выходы новички идут вместе с инструкторами, потом все вместе анализируют: что делали правильно, а что неправильно.

    На переписи каждому переписчику определяется участок наблюдения, на котором он в идеале должен опросить всех, кто там живет. Кстати, в 2020 году будет проводиться очередная Всероссийская перепись населения, оплата переписчика уже определена — 16 200 руб. в месяц. Так что если кому интересна такая подработка, имейте в виду.  

    Интервьюеру при обследованиях домохозяйств тоже определяется участок — например, сельское поселение. Выдаются бланки анкеты с вопросами, и он должен опросить по этой анкете 20–30 домохозяйств в этом поселении.

    Населенный пункт выбирается случайно, и, если там живет опытный интервьюер, это удача: он всех знает, и его все знают, так что задание будет выполнено быстро и качественно.

    В 2019 году на обследованиях домохозяйств интервьюеры получают 14 100 руб. в месяц.

    Опросы по обследованию рабочей силы — другой тип исследований, они оплачиваются сдельно, интервьюер получает от 117 до 176 руб. за анкету в зависимости от нагрузки.

    «За каждым интервьюером закрепляется инструктор, — объяснила Людмила Хорева. — Он курирует и контролирует всю работу. Для проверки качества работы интервьюера проводятся контрольные мероприятия. При непосредственном выезде на участки наблюдения проводится сверка фактически посещенных домохозяйств и попавших в выборку, наблюдение за ходом опроса, проведение контрольных опросов».

    Кроме того, инструкторы выборочно обзванивают посещенные интервьюерами домохозяйства. Спрашивают, был ли у вас интервьюер? «Охват домохозяйств контрольными мероприятиями составляет не менее 10%. Если работа интервьюера признается неудовлетворительной, она переделывается либо не оплачивается».

    Объективно организация работы интервьюеров не дает оснований предполагать, что сведения, собранные путем опросов населения, могут быть лживыми. Наверное, там могут быть небольшие ошибки, но в целом контроль серьезный, и понятно, что пачками рисовать анкеты никому не позволят.

    Противоречивость результатов опросов, по мнению специалистов, объясняется скорее всего не тем, что интервьюеры халтурят, а тем, что респонденты не всегда понимают, о чем их спрашивают.

    Если их спрашивают: «Кому из политиков вы доверяете?», они зачастую называют те фамилии, что помнят по телепередачам и ток-шоу. Про Путина, например, многие даже не думают, что он политик. Он президент, это другое совсем. Поэтому, когда им прямо говорят: «Вы доверяете Путину?», около 70% отвечают: «Да». Хотя на вопрос: «Кому вы доверяете из политиков?» неделю назад называли кого угодно, только не Путина.

    Такие же странные результаты показывают опросы в Москве и области. Запрос на перемены по ним очень большой — и у сторонников нынешних руководителей регионов, и у их противников. Но и авторитет у них тоже очень высокий. Получается, люди ими довольны и недовольны одновременно.

    Объяснить такой феномен можно массовым раздвоением сознания у населения и его причудливыми представлениями о мироустройстве. Или же неудачной формулировкой вопросов, что предпочтительнее.

    Ну а мораль из всего вышесказанного такова, что если к вам на улице обращается интервьюер и просит потратить десять минут на опрос — не надо его посылать. Хоть и хочется.

    Да, времени нет. Сейчас все торопятся. Но у интервьюера очень нелегкий хлеб, и надо его поддержать. Тем более, он делает то, что нужно нам всем.

    Если мы не станем ему отвечать, мы просто-напросто никогда не узнаем, как реально живется в нашей стране. Что у нас плохо и что хорошо. Чего нам хватает, а чего недостаточно.

    P.S. «МК» благодарит за помощь в подготовке статьи пресс-службы ВЦИОМ, АНО «Левада-центр» и Федеральной службы государственной статистики.

    Участие в опросах

    MarketingLAB всегда в поиске респондентов для расширения своей базы. Мы ищем людей, которые готовы за вознаграждение высказать свое мнение и принять участие в платных опросах.

    Какая угодно. Мы сотрудничаем с крупнейшими компаниями, а метод опроса, участвовать в котором могут представители целевой аудитории – один из самых распространенных методов маркетинговых исследований, поэтому и вопросы поднимаются разнообразные – от оценки нового имиджа компании до удобства пользования тем или иным продуктом и/или услугой. Участие в опросах за деньги приносит пользу не только нам, но и Вам.

    Если Вы решите участвовать в опросах за деньги, то Вам, возможно, нужно будет ответить на 50 вопросов – или меньше. Они бывают открытые и закрытые, иногда делятся на блоки.

    Как и где проводятся опросы?

    Наша компания проводит опросы, участие в которых возможно в формате фокус-группы и глубинного интервью, где вы детально обсуждаете с интервьюером тот или иной продукт/услугу; возможны варианты участия, когда мы приглашаем Вас протестировать тот или иной продукт дома или у нас в офисе; заполнение стандартной анкеты, онлайн, лично или по телефону. Наша компания MarketingLAB проводит опросы по всей России.

    А можно ли пройти опрос в Интернете?

    Опрос, участвовать в котором Вы решите, может быть как оффлайн, так и онлайн, как правило, в Интернете это делается быстрее, поэтому такой метод более распространен.

    Архив опросов


    Как поступить с осужденными в ДНР иностранными наемниками?

    Проводился с 10.06.2022 по
    12.06.2022




    Как вы думаете, на какие вопросы дает ответы нумерология

    Проводился с 06.01.2022 по
    09.01.2022



    Что вы знаете о нумерологии

    Проводился с 27.12.2021 по
    31.12.2021





    Должен ли участник конкурса «Учитель года России – 2021» уметь пользоваться современными технологиями?

    Жюри конкурса «Учитель года России – 2021» оценивает разные аспекты работы педагога. Как вы думаете, чем должен уметь пользоваться во время урока современный преподаватель?

    Проводился с 24.09.2021 по
    25.09.2021


    Кто из известных киноперсонажей мог бы быть достойным звания «Учителя года России»?

    Герои популярных фильмов запомнились многим своими яркими характерами. А кто из них достоин подражания и звания лучшего в профессии?

    Проводился с 22.09.2021 по
    23.09.2021


    Открытый урок, пресс-конференция или презентация – какое из испытаний конкурса «Учитель года России – 2021» самое трудное?

    Заключительный этап конкурса проходит в Ростове-на-Дону, а финальное испытание – пресс-конференция – состоится в Москве. Как вы думаете, что сложнее всего?

    Проводился с 21.09.2021 по
    22.09.2021




    Все дети ходят в школу. А что же родители? Одни считают достаточным появляться на родительских собраниях.

    А другие считают школу важнейшей частью жизни не только своего ребенка, но и всей своей семьи: едут на экскурсии, устраивают поэтические встречи, походы, общаются с учителями. Как часто вы общаетесь со школьными учителями ваших детей, в чем-то помогаете?

    Проводился с 20.08.2021 по
    21.08.2021






    Вопросы и ответы

    Слышал, что есть такое понятие, как «открытый вопрос» и «закрытый вопрос». Чем они отличаются?

    «Открытые вопросы» – это такие вопросы, которые требуют развернутого ответа и каких-либо пояснений. На них невозможно ответить или «да», или «нет». Такие вопросы начинаются следующими вопросительными словами: «как», «кто», «что», «почему», «сколько», «какой» и т. п.

    Вопросы «закрытого типа»– такие, при ответе на которые можно ответить или «да», или «нет». Часто в закрытых вопросах используется частица «ли». Они максимально сужают свободу собеседника, подводя его к односложному ответу.

    Что такое анкета и как её составить?

    Анкета – это бланк с вопросами, на которые Заказчик хочет узнать ответы согласно цели, задачам исследования. Анкета может быть составлена на бумаге, но чаще всего она в электронном виде в формате Word/Excel.

    Анкету может составить как сам Заказчик, внеся в неё перечень вопросов, которые его интересуют, так и привлечь стороннее агентство. Наши аналитики и менеджеры оказывают помощь в подготовке анкеты.

    Сколько стоит подготовка анкеты для опроса?

    Стоимость составления анкеты зависит от объема исследования (длина анкеты) и сложности сферы, в которой будет проводиться исследование.

    Подготовка анкеты для исследования рынка. Осуществляете ли вы помощь в разработке?

    Да, у нас есть маркетологи-аналитики, которые могут полностью подготовить анкету для того, чтобы достигнуть конечную цель исследования, так и проверить и при необходимости отредактировать предоставленную Заказчиком анкету.

    Сколько стоит проведение одного интервью?

    Стоимость проведения интервью зависит от длительности самого опроса, сферы, в котором оно будет проводиться и должности/ специализации респондента (участника интервью).

    Показатель в маркетинговом исследовании, который показывает число респондентов с определенным признаком. Маркетолог анализирует пропорции показателей в генеральной совокупности. Например, разделения по возрасту, полу, доходу. По результатам анализа составляется квота для конкретной выборки.

    Учитываете ли Вы при звонках часовой пояс респондента?

    Безусловно. На этапе подготовки база сортируется по часовым поясам и звонки совершаются только с 11 до 21 часа по местному времени респондента.

    Будут ли предоставляться записи диалогов по проведенным интервью?

    Мы пишем каждый звонок. По завершению проекта по глубинным интервью вместе с отчетом предоставляется массив аудиофайлов.

    Если речь идет о телефонном/ уличном опросе – в программе, например, Survey-Studio формируется ссылка на аудиофайл. И Заказчик может прослушать интервью сразу после его завершения.

    Как учитываются квоты по респондентам?

    Наши штатные программисты готовят счетчик по заданным квотам и каждый оператор видит, сколько ещё анкет необходимо набрать в той или иной группе.

    Чем отличается записка модератора от аналитического отчета в формате PowerPoint?

    В записке модератора есть короткие общие выводы, таблицы и цифры. Нет развернутой аналитики по каждой из задач.

    В аналитическом отчете детально рассматривается каждый вопрос анкеты, даются пояснения к каждому графику и диаграмме, прописываются подробные выводы и рекомендации. Также в отчете PowerPoint возможен корреляционный анализ отдельных вопросов.

    Мы всегда на связи!

    Если Вы хотите заказать исследование, Вы можете заполнить наш бриф для получения более детального расчёта.

    Оцените статью